Главная страница =>философия=>оглавление

§ 3. Механизм процессов причинения.



Полная причина.
Непричинные виды детерминации

Отношение причинения имеет динамический характер. "Поступившие" от причины
вещество, энергия и информация и порождают следствие.

В ходе этого переноса находят свою реализацию два закона: закон сохранения массы
и энергии и закон превращения одних форм энергии в другие. Количество вешества и
энергии, необходимое для вызывания следствия, точно соответствует количеству
вещества и энергии, "теряемому" причиной. Вместе с тем переносимые по цепи
причинения вещество и энергия претерпевают качественную трансформацию, что
позволяет объяснять в процессах причинения возникновение нового, отличие
произведенного следствия от производящей причины. Для количественного описания
этой стороны процессов причинения в естествознании выработаны такие понятия, как
"поток массы", "поток заряда", "поток излучения", "поток энергии", "поток
импульса", или "поток количества движения", и т.д.

Вместе с переносом вещества и энергии по цепям причинения может происходить и
перенос структуры, в результате чего структура причины, выделенность
определенных элементов и способы их связи отображаются в появившемся следствии.
Перенос структуры не следует понимать просто как трансляцию самих элементов;
здесь скорее речь идет о формировании в следствии структуры, изоморфной
структуре причины, хотя элементы этой структуры могут отличаться по природе.
Здесь проявляется такое атрибутивное свойство материи, как отражение, под
которым понимается способность одних тел в результате взаимодействия с другими
телами воспроизводить в своей природе особенности последних. (Об отражении см.:
Тюхтин В., Пономарев Я. "Отражение" // "Философская энциклопедия". Т. 4. М.,

словарь". М., 1989. С. 454 - 455). Воспроизведение в данном случае и является
воспроизведением структурных особенностей.

Анализ механизма причинения играет фундаментальную роль в обосновании
познаваемости мира, в доказательстве адекватности познавательного образа
объекту.

Связь переноса структуры с отражением указывает и на то, что по цепям причинения
одновременно осуществляется и перенос информации, передача разнообразия,
характеризующего каждую материальную систему. Эта сторона воздействия играет
важную роль в понимании причинных отношений, существующих в сложных системах с
органической целостностью, к которым прежде всего относятся биологические и
социальные системы. В последние десятилетия в философию вошло понятие
"информационная причинность". В сложных системах информация может не только
передаваться по цепям причинения, но и храниться, преобразовываться и
использоваться в целях управления. В живых системах такого рода использование
информации начинается с возникновением нервной системы. Внешнее причинное
воздействие на биологическую систему, хотя и связано обязательно с переносом
вешества и энергии, может вызвать видимое изменение в поведении этой системы
главным образом своей информационной компонентой, подобно тому как команда,
отдаваемая солдату, поднимает его в атаку не энергией акустического сигнала,
через который передается эта команда, а той информацией, которую этот сигнал
содержит.

Информационная компонента причинности обладает известного рода автономностью по
отношению к своей вещественно-энергетической основе. Одна и та же информация
может передаваться по причинным цепям с различной субстратной основой. Это
позволяет анализировать информационные связи, существующие в системах,
абстрагируясь от их вещественно-энергетической основы, что и позволяет некоторым
авторам говорить об информационной причинности как особой форме причинных
связей. Но автономность причинных связей носит относительный характер, и в
конечном счете трансляция информации всегда идет по цепям причинения, в которых
одновременно осуществляется перенос вещества и энергии. Обязательное наличие в
цепях причинения информационной компоненты позволяет объяснить и универсальный
характер кибернетических методов исследования. В основе этой универсальности
лежит всеобщий характер причинности. В этой связи представляет интерес попытка
математика А. А. Маркова определять кибернетику как всеобщую теорию причинных
сетей, изучающую их с точностью до изоморфизма.

Информационный аспект причинности имеет фундаментальное значение для изучения и
объяснения социальных явлений и познавательных процессов. В той мере, в какой в
обществе действуют люди, наделенные сознанием, которое в определенной степени
складывается из совокупности информационных процессов, анализ информационных
связей в социальных системах позволяет объяснить и целенаправленный характер
человеческой деятельности, и формирование социальных групп, важнейшими из
которых являются социальные группы, классы, и отношения, складывающиеся между
ними. Но опять-таки следует иметь в виду, что в той мере, в какой основой
жизнедеятельности общества является материальная деятельность, основанная на
причинном воздействии людей на природу, вещественно-энергетические факторы
присутствуют и в социальной причинности.

Как отмечалось ранее, одним из признаков причинно-следственной связи является ее
необходимость. Но при этом мы добавляли, что причина с необходимостью порождает
следствие только при наличии определенных условий. Так, попадание инфекции в
организм является причиной его заболевания, но сам факт заболевания зависит
также от внутреннего состояния организма, состояния иммунной системы, особой
предрасположенности к тому или иному виду заболевания и других факторов.
Известно, что один из оппонентов Л. Пастера, чтобы опровергнуть его теорию,
выпил стакан жидкости, зараженной холерным вибрионом, и не заболел. Не всякий
человек, укушенный малярийным комаром, заболевает малярией. Это означает, что
действие той или иной причины зависит от условий.

Представители "кондиционализма" (от лат. "conditio" - условия) абсолютизируют
роль условий в возникновении явлений. Д. С. Милль, например, предлагал считать,
что причиной является "полная сумма положительных и отрицательных условий
явления, взятых вместе, вся совокупность всякого рода случайностей, наличность
которых неизменно влечет за собой следствие" ("Система логики силлогистической и
индуктивной". М., 1914. С. 299). Как последовательная доктрина, кондиционализм
был развит немецким физиологом М.Ферворном. Правильно фиксируя внимание на
важной роли условий в ходе порождения следствия, кондиционалисты фактически
растворяли причину в условиях, лишая тем самым понятие причинности
познавательного значения. М.Ферворн предлагал вообще исключить понятие причины
из научного мышления, заменив его понятием "предшествующих условий".

Другой крайностью в решении вопроса о соотношении причины и условия является
монокаузализм, концепция, фактически отрицающая роль условий в порождении
причины следствием.

Диалектическая философия отвергает обе эти крайности в решении вопроса о
соотношении причины и условия и исходит из того, что действие причины всегда
зависимо от условий, но сама действующая причина не должна сводиться к условиям.

Соотношения причины и условий могут трактоваться различным образом. Одни авторы
различают непосредственные причины и причины опосредованные, которые и
называются условиями. Другие выделяют детерминацию событий условиями в
самостоятельный, существующий наряду с причинностью вид детерминации и говорят о
связи причинной детерминации каждого события с его условной детерминацией.
Принципиальной разницы между такими трактовками нет. Главный вопрос заключается
в выявлении критериев различения причин и условий. Большинство авторов различают
причину и условия по характеру действия факторов, их составляющих. Факторы,
составляющие причину, при порождении следствия имеют активный характер действия.
Изменение причины вызывает существенные изменения и в характер следствий.

Условия содействуют порождению следствия причиной, но сами по себе следствие не
вызывают. Условия - это "совокупность многообразных факторов, от наличия которых
зависит возникновение, существование и исчезновение вещей, но которых они сами
по себе не продуцируют" (Парнюк М.А. "Концепция детерминизма в диалектическом
материализме" // "Современный детерминизм и наука". Т. 1. Новосибирск, 1975. С.

следствия, но оно не способно существенным образом изменить характер этого
следствия. "Условия - это совокупность тех независимых от причины явлений,
которые превращают концентрирующуюся в причине возможность порождения следствия
в актуально существующую действительность. Причина непосредственно и всецело
обращена к следствию. В отличие от нее прямое воздействие условий направлено не
на следствие, а на причину, так что они определяют способ действия причины. В
природе условий нет того, что само по себе могло бы породить данное следствие
или содержало бы возможность такого порождения" (Кузнецов И. В. "Избранные труды
по методологии физики". С. 262). Иными словами, это означает, что условия
оказывают влияние на следствие не непосредственно, а опосредованно, через
причину. Кроме того, причина определяет реальную возможность события, а условия
способствуют или не способствуют превращению этой возможности в
действительность.

Граница, отделяющая причину от условий, весьма относительна. В определенном
контексте рассмотренная причина может быть отнесена к совокупности необходимых
условий, а условия могут быть включены в состав полной причины. Сама зависимость
возникновения явления от условий носит объективный характер. Это означает, что
детерминация условиями может рассматриваться как самостоятельный вид
детерминации наряду с причинностью.

Причинная детерминация не действует изолированно. Каждое явление в процессе
своего возникновения и изменения является точкой пересечения различных видов
детерминации. Поэтому причина не действует в чистом виде. Однако это не
означает, что причина неотделима от условий и может быть растворена в их
совокупности, на чем настаивают кондиционалисты.

Фактически позиция, занимаемая кондиционалистами, ведет к отказу от принципа
причинности и соответственно к отрицанию у науки способности выполнять функцию
объяснения. Д. С. Милль и М.Ферворн, опираясь на тезис о неразличимости причин и
условий, проводили субъективистскую линию. Так, М.Ферворн, солидаризируясь с Э.
Махом, сводил содержание чувственного опыта к ощущениям, вставая тем самым на
позиции феноменализма. "Совокупность всех предшествующих условий" оказывалась на
деле совокупностью ощущений. Об объективной причинности или даже объективной
обусловленности у него не было и речи, и в духе позитивизма он заявлял, что
"понятие причинности - понятие мистическое, возникшее в эпоху примитивного
человеческого мышления. Строго научное изложение не знает "причин", а только
закономерные зависимости", под которыми он подразумевал лишь способ
систематизации формального знания ("Вопрос о границах познания". М., 1909. С.


Попытка отождествления причин и условий ведет не только к субъективистской линии
в понимании причинности, но и делает необъяснимой практическую деятельность
человека по преобразованию окружающего мира. Реализуя свою цель в практической
деятельности, человек, опираясь на знание причин окружающих его явлений,
старается достигнуть желаемых следствий. Например, при лечении болезни врач в
первую очередь стремится выявить и устранить причину того или иного заболевания,
а не просто ликвидировать условия, способствовавшие ему. Собственно условия
заболевания можно распознать, только предварительно выявив его причину.
Аналогичным образом экспериментальная деятельность ученого часто бывает
направлена на то, чтобы, варьируя условия, выявить производящую причину того или
иного события. Таким образом, во всех случаях действует закон причинности:
равные причины порождают равные следствия.

Изучение роли условий в возникновении и развитии следствий привело в последние
десятилетия к тому, что им стал придаваться статус причинного, точнее, одного из
причинных факторов. То, что называлось "причиной", теперь все чаще именуется
"специфицирующей причиной", а условия - "кондициональной" причиной. Введено
понятие полной причины. Полная причина - это совокупность всех обстоятельств,
факторов, при которых данное следствие наступает с необходимостью. Состав полной
причины: специфицирующая причина, кондициональные причины, реализаторная
(пусковая) причина. Специфицирующая причина - это такой генетический фактор,
который вызывает и определяет качественное своеобразие, специфичность (или
главное в "поведении") того или иного следствия. Кондициональные причины (или
"условия") - это внешние и внутренние факторы, способствующие приведению
специфицирующей причины в активное состояние, превращающие возможность явления в
реальную действительность. Условия сами по себе не определяют качества, но
накладывают свой отпечаток на 'качество следствия. В отличие от специфицирующей
причины им свойственна вариабельность, заменяемость. Реализаторная причина
(иначе - "повод") - это тот или иной внешний или внутренний фактор, который
определяет момент, время возникновения следствия под влиянием определенной
совокупности условий.

Понятие полной причины "снимает", с одной стороны, монокау-зализм как общую
установку (но, "снимая", оставляет ее для определенных практических целей); с
другой стороны, "снимает" и кондиционализм с его положением об отсутствии
причинности и равнозначности всех детерминирующих факторов (при диалектическом
подходе, как мы видим, они подразделяются по крайней мере на три неравнозначные
группы).

Философский детерминизм, как учение о материальной регулярной обусловленности
явлений, не исключает существования непричинных видов обусловливания.
Непричинные отношения между явлениями можно определить как такие отношения, в
которых наблюдается взаимосвязь, взаимозависимость, взаимообусловленность между
ними, но отсутствует непосредственное отношение генетической производительности
и временной асимметрии.

Наиболее характерным примером непричинного обусловливания или детерминации
является функциональная связь между отдельными свойствами или характеристиками
предмета. Пример - закон Бойля - Мариотта. Он устанавливает необходимую связь
между такими характеристиками газа, как температура, объем и давление. Ни одна
из этих характеристик газа не является причиной другой, они не порождают друг
друга, а находятся в отношении взаимозависимости. Аналогичным образом нельзя
считать выражающей причинное отношение формулу Эйнштейна Е=mс2. Эта формула
устанавливает лишь количественную взаимосвязь между такими двумя важнейшими
характеристиками материального объекта, как масса и энергия. В ней не
предполагается, что масса порождает энергию или наоборот. В функциональной связи
между явлениями отсутствуют такие признаки причинного отношения, как
производительность, временная асимметричность и необратимость. Стороны
функционального отношения сосуществуют во времени, а не возникают одно после
другого. Изучение и описание объективно существующих связей между явлениями
представляют принципиальный интерес для науки, и целый класс научных законов
описывает именно эти отношения.

Другим видом непричинной обусловленности является так называемая связь
состояний. Как пишет Г. А. Свечников, "у каждого объекта природы (планеты,
падающего камня, электромагнитного поля, термодинамической системы, электрона)
существует в общем случае, по крайней мере, два типа отношений: взаимодействие
данного объекта с другими телами и отношение разных состояний этого объекта.
Очевидно, это существенно разные отношения" ("Понятие причинности в физике" //
"Физическая наука и философия". М., 1973. С. 182). Отношение причинения,
возникающее при взаимодействии двух объектов, имеет генетический, порождающий
характер, а в связи состояний элемент производительности отсутствует.

Имеются серьезные основания говорить о существовании так называемой
вероятностной детерминации. (О вероятности см. § 6.)

Существуют также попытки выделять в качестве самостоятельных форм детерминации
структурную (взаимосвязь между частью и целым в сложноорганизованных системах) и
др. Отношение между формой и содержанием, например, не может быть сведено к
причинному отношению, поскольку хотя содержание и определяет форму, но не
порождает ее; в процессе формирования и развития того или иного предмета, той
или иной материальной системы форма и содержание всегда сосуществуют. Какой-либо
целостной классификации типов и видов отношений детерминации или объективного
обусловливания в нашей литературе пока не создано, но думается, что само
стремление многих философов, исследующих проблемы детерминизма, к выявлению
различных непричинных типов отношения детерминации вполне оправданно.

Настаивая на самостоятельном значении целого спектра типов непричинной
детерминации, нельзя забывать о том, что причинная детерминация лежит в
основании формирования всех типов непричинной детерминации. Прежде чем,
например, возникает функциональная связь между сторонами, свойствами того или
иного процесса или явления, оно должно быть предварительно порождено, причинно
вызвано к жизни (например, день и ночь, времена года связаны между собой
функционально, но в их основе - причины: вращение Земли вокруг своей оси или ее
обращение вокруг Солнца). Аналогичным образом и вероятностные отношения,
существующие объективно в статистическом коллективе событий, получают реальное
основание только после того, как каждое из событий, образующих статистический
коллектив, причинно вызвано к жизни или по крайней мере может быть причинно
порождено в принципе. Это не означает, что мы можем исчерпать сущность явления
только через познание его внутренних и внешних генетических причинных связей.
Существенные связи и отношения предмета гораздо богаче. Но познание причинного
компонента сущности обязательно с позиции философского детерминизма. Сторонники
концепции структурно-функционального анализа в социологии абсолютизируют
представление о функциональных связях, не считают нужным познание причинных
связей, выделение ведущих материальных факторов развития общества.




* * *
Особым видом детерминации является целевая, телеономная детерминация. В обществе
целесообразными являются действия субъектов и ряда технических устройств. Но
если деятельность роботов и компьютеров есть целеисполняюшая, то деятельность
человека - целеполагающая.

В живой природе нет заранее поставленных целей. Материалистическая философия
отвергает всякие попытки приписать живой природе какую-то внешнюю цель как
основу целесообразности структуры и функционирования живых организмов. В этой
области действуют только материальные факторы и законы: внешние и внутренние
противоречия, динамические и вероятностные законы, каузальные и функциональные
отношения, естественный отбор и т.д. Действует здесь и нечто, отсутствующее в
суммативных и неорганичных системах и сходное с тем, что широко распространено в
обществе, - обратная связь. В философии формулируется следующее положение:
целесообразность имеет место там, где обратное воздействие следствия на причину
приобретает вид отрицательной обратной связи; в этом случае информация о разнице
между требующимся конечным состоянием и фактически достигнутым, передаваемая по
каналу обратной связи, превращается в причину, заставляющую регулируемую часть
системы двигаться так, чтобы она все более приближалась к заданному состоянию.
Целесообразность в живой природе есть не исходный рубеж изменений, а его
заключительный результат. Целесообразность здесь лишь в условном смысле есть
"сообразность" ("со-образ") цели, по существу же это результат стихийного
действия материальных факторов.

В обществе цель есть исходный пункт деятельности человека, и эта цель становится
одной из причин создания тех или иных продуктов деятельности: материальных и
духовных. Сама эта цель имеет своей предпосылкой материальный мир и его законы.

В современную философскую литературу входит новое понятие - "телеономия". Оно
означает закономерную связь процессов, которые определяются начальной программой
и поведением систем с соответствующим образом организованной обратной связью.
Оно обозначает детерминацию, имеющую место в живой природе в форме органической
целесообразности, и целевую детерминацию, характерную для человеческой
деятельности. Понятие "телеология", имеющее специфический смысл в теологии и
идеализме, заменяется теперь научным и философ-ско-материалистическим понятием
"телеономия".

Фундаментом целевой детерминаци, как и детерминации функциональной, является в
конечном счете причинно-следственная связь. Будучи частичкой всемирной связи,
причинность одновременно является и базовым элементом этой связи, ее
субстанциальным элементом. Именно поэтому причинность выступает как краеугольный
камень всякого последовательного детерминизма.

Помимо рассмотренных видов детерминации существуют другие; но все они так или
иначе в своем основании имеют причинную детерминацию.





Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. - 608 с.

сайт www.p-lib.ru

Главная страница =>философия=>оглавление