Главная страница =>философия=>оглавление

Глава XV. Сознание § 1. Сознание, его структура и источники



Человеческое сознание является сложным феноменом; оно многомерно, многоаспектно.
Представления о нем весьма различны, зависят от разнообразия жизненного опыта
людей, формирующего далеко не тождественные между собой его трактовки; понимание
сознания, его сути, содержания, масштабов проявления определяется во многом
культурными традициями людей, их религиозной, общественной ориентацией.
Многогранность сознания делает его объектом изучения множества наук, среди
которых философия, психология, биофизика, информатика, кибернетика,
юриспруденция, психиатрия. Вследствие объективной своей многосистемности
сознание с большим трудом поддается общесистемному определению и любое его
определение, если не оговарить специального назначения этого определения,
оказывается неполным, односторонним, вызывающим к себе скептическое отношение,
ведущее к попыткам его заменить или дополнить.

Философская теория познания, будучи прежде всего специализированной, хотя и
мировоззренческой, теорией, уступает в своем определении сознания универсализму
философской онтологии. Этот универсализм, к сожалению, остается пока лишь
установкой, не приведшей еще к настоящему времени к сколь-нибудь полному синтезу
разных философских стратегий исследования сознания, а потому еще не давшей более
или менее совершенного исходного определения сознания. Но если уж дело обстоит
так в общемировоззренческом плане (здесь, в частности, еще даже не намечены пути
к первичному согласованию философского и мистико-религиозного понимания
сознания), то нечто подобное имеет место и в гносеологии. Задача философской
теории познания кажется менее трудной, ибо она фокусирует свое внимание только
на знании, к тому же - на истинностном знании, формах его бытия и способах
достижения; иначе говоря, ее объектом выступает лишь одна сторона сознания.

Среди философско-гносеологических концепций сознания, разработанных в последние
два десятилетия в нашей стране, и обладающих в перспективе значительным
потенциалом для осуществления синтеза разных философских, и даже разных
мировоззренческих, направлений исследований сознания выделяются две концепции:
А. Г. Спиркина ("Сознание и самосознание". М., 1972) и А. В. Иванова ("Сознание
и мышление". М., 1994). В трудах этих философов наиболее адекватно, на наш
взгляд, охарактеризованы сущность и структура сознания (повторяем - в плане
философской гносеологии).

Под сознанием, по А. Г. Спиркину, имеется в виду способность идеального
(психического) отражения действительности, превращения объективного содержания
предмета в субъективное содержание душевной жизни человека, а также
специфические социально-психологические механизмы и формы такого отражения на
разных его уровнях. Именно в субъективном мире сознания осуществляется
воспроизведение объективной реальности и мысленная подготовка к преобразующей
практической деятельности, ее планирование, акт выбора и целепола-гание. Под
сознанием понимается не просто психическое отражение, а высшая форма
психического отражения действительности общественно развитым человеком. Оно
представляет собой такую функцию человеческого мозга, сущность которой
заключается в адекватном, обобщенном, целенаправленном и осуществляющемся в
речевой (или вообще в символической) форме активном отражении и конструктивно-
творческой переделке внешнего мира, в связывании вновь поступающих впечатлений с
прежним опытом, в выделении человеком себя из окружающей среды и
противопоставлении себя ей как субъекта объекту. Сознание заключается в
эмоциональной оценке действительности, в обеспечении целеполагающей деятельности
- в предварительном мысленном построении разумно мотивированных действий и
предусмотрений их личных и социальных последствий, в способности личности
отдавать себе отчет как в том, что происходит в окружающем материальном мире,
так и в своем собственном мире духовном. Таким образом, сознание - не просто
образ, а идеальная (психическая) форма деятельности, ориентированная на
отражение и преобразование действительности. Из отмеченных А. Г. Спиркиным
характерных признаков сознания вытекает следующее определение сознания:
"Сознание - это высшая, свойственная только человеку и связанная с речью функция
мозга, заключающаяся в обобщенном, оценочном и целенаправленном отражении и
конструктивно-творческом преобразовании действительности, в предварительном
мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном
регулировании и самоконтролировании поведения человека" (с. 83).

"Поле" сознания хорошо представлено А. В. Ивановым в виде круга, куда вписан
крест, делящий его на четыре равные части (при этом подчеркивается, что такое
разделение в значительной мере условно по отношению к реально существующему
сознанию):

Сектор (I) является сферой телесно-перцептивных способностей и получаемого на их
основе знания. К этим способностям относятся ощущения, восприятия и конкретные
представления, с помощью которых человек получает первичную информацию о внешнем
мире, о своем собственном теле и о его взаимоотношениях с другими телами.
Главной целью и регулятивом бытия этой сферы сознания является полезность и
целесообразность поведения человеческого тела в мире окружающих его природных,
социальных и человеческих тел.

С сектором (II) соотносятся логико-понятийные компоненты сознания. С помощью
мышления человек выходит за пределы непосредственно чувственно данного в
сущностные уровни объектов; это сфера общих понятий, аналитико-синтетических
мыслительных операций и жестких логических доказательств. Главной целью и
регулятивом логико-понятийной сферы сознания является истина. I и II сектора
образуют внешне познавательную (или внешнепредметную) составляющую сознания, где
субъективно-личностные и ценностно-смысловые компоненты психического мира
находятся как бы в снятом, латентном состоянии. Они образуют "левую половинку"
нашего сознания.

"Правая половинка" тоже состоит из двух секторов. Сектор III можно связать с
эмоциональной компонентой сознания. Она лишена непосредственной связи с внешним
предметным миром. Это скорее сфера личностных, субъективно-психологических
переживаний, воспоминаний, предчувствий по поводу ситуаций и событий, с которыми
сталкивался, сталкивается или может столкнуться человек. Сюда относятся: 1)
инстинктивно-эффектные состояния (неотчетливые переживания, предчувствия,
смутные видения, галлюцинации, стрессы); 2) эмоции (гнев, страх, восторг и
т.д.); 3) чувства, отличающиеся большей отчетливостью, осознанностью и наличием
образно-визуальной составляющей (наслаждение, отвращение, любовь, ненависть,
симпатия, антипатия и т.д.). Главным регулятивом и целью "жизнедеятельности"
этой сферы сознания будет то, что 3. Фрейд в свое время назвал "принципом
удовольствия".

И наконец, сектор (IV) может быть соотнесен, по А. В. Иванову, с ценностно-
мотивационной (или ценностно-смысловой) компонентой единого "поля" нашего
сознания. Здесь укоренены высшие мотивы деятельности и духовные идеалы личности,
а также способности к их формированию и творческому пониманию в виде фантазии,
продуктивного воображения, интуиции различных видов. Целью и регулятивом бытия
этой сферы сознания выступают красота, правда и справедливость, т.е. не истина
как форма согласования мысли с предметной действительностью, а ценности как
формы согласования предметной действительности с нашими духовными целями и
смыслами. III и IV сектора образуют ценностно-эмоциональную (гуманитарную в
самом широком сысле) составляющую нашего сознания, где в качестве предмета
познания выступают собственное "я", другие "я", а также продукты их творческой
самореализации в виде гуманитарно-символических образований (художественных и
философско-религиозных текстов, произведений музыки, живописи, архитектуры). При
этом внешнепознавательная составляющая сознания оказывается здесь редуцированной
и подчиненной его "правой половинке".

Как замечает А. В. Иванов, предложенную схему сознания можно, при желании,
соотнести с фактом межполушарной асимметрии мозга, где внешнепознавательной
составляющей сознания будет соответствовать деятельность левого, "языкового",
аналитико-дискурсивного полушария, а ценностно-эмоциональной компоненте сознания
- интегративно-интуитивная "работа" правого полушария.

Эта схема сознания конкретизируется в ряде отношений. В поле сознания (в круге)
могут быть выделены два сегмента: нижний, которому будет соответствовать
бессознательное, и верхний сегмент - сверхсознание.

С помощью надсознательных способностей сознания мы приобщаемся также к
информационно-смысловой реальности (если принимать гипотезу ее объективного
онтологического существования). В ряде религиозно-мистических доктрин и во
многих философских системах доказывается, что высшее знание открывается сознанию
лишь в актах надсознательного озарения, когда человек "сливается" с божественным
или космическим Разумом, приобщаясь к надындивидуальной истине, благу и красоте.
Отсюда идея божественного творческого экстаза, т. е. выхода индивида за
собственные телесные и сознательные (в "узком" смысле) пределы. Есть все
основания предположить, считает А. В. Иванов, что "я" есть лишь словесно-
психический способ фиксации восхождения нашей подлинной духовно-космической
самости по горной вертикали сознания. Рождаясь из "тьмы и молчания
бессознательного" (выражение К. Г. Юнга), наша духовная самость, проходя через
ряд ступеней эволюции, способна в конце концов достигать уровня Космического
Сверхсознания.

Проблема сознания, включая в себя представление о его составе, тесно связана с
вопросом о самосознании. Можно столкнуться с позицией, согласно которой
существует сознание, а за его рамками - самосознание. Между тем, многие философы
считают очевидным факт существования самосознания в пределах самого же сознания.
Только что приведенная модель сознания тоже принимает этот факт. Такова же, в
целом, и русская философская традиция. Тому подтверждение - четкое разграничение
сознания С. Л. Франком на предметное сознание, сознание как переживание и
самосознание (в его книге "Душа человека", М., 1917).

Считается, что если предметное сознание ориентировано на осмысление окружающего
человека мира, то при самосознании субъект делает объектом самого себя. Объектом
анализа при этом становятся собственные представления, мысли, чувства,
переживания, волевые импульсы, интересы, цели, поведение, действия, положение в
коллективе, семье, обществе и т.п. "Самосознание, - отмечает А. Г. Спиркин, - не
только познание себя, но и известное отношение к себе: к своим качествам и
состояниям, возможностям, физическим и духовным силам, то есть самооценка.
Человек как личность - самооценивающее существо. Без самооценки трудно или даже
невозможно самоопределиться в жизни. Верная самооценка предполагает критическое
отношение к себе, постоянное примеривание своих возможностей к предъявляемым
жизнью требованиям, умение самостоятельно ставить перед собой осуществимые цели,
строго оценивать течение своей мысли и ее результаты, подвергать тщательной
проверке выдвигаемые догадки, вдумчиво взвешивать все доводы "за" и "против",
отказываться от неоправдавшихся гипотез и версий... Верная самооценка
поддерживает достоинство человека и дает ему нравственное удовлетворение.
Адекватное или неадекватное отношение к себе ведет либо к гармоничности духа,
обеспечивающей разумную уверенность в себе, либо к постоянному конфликту, порой
доводящему человека до невротического состояния. Максимально адекватное
отношение к себе - высший уровень самооценки" (Спиркин А. Г. "Сознание и
самосознание". С. 149 - 150). У разных людей - разная степень самосознания (да и
у одного и того же человека - в разное время и в разных ситуациях): от самого
общего, мимолетного контроля над потоком мысли, обращенной к внешним объектам,
до углубленных размышлений над самим собой, когда "Я" оказывается основным
объектом сознания, когда упор делается на свою внутреннюю духовную жизнь (см.
там же. С. 146).

Обращение философов к самосознанию как особой сфере субъективного мира
начинается с Сократа с его максимой: "Познай самого себя". Сократ одним из
первых философов понял, что осознание окружающего человека мира остается
ущербным без параллельного процесса осознания самого себя, своего внутреннего
духовного мира. С становлением философии как специфического рода знания, как
знания о мире и человеке сложился и взгляд на деятельностный, беспокойный
характер души, диалогичность и критичность разума по отношению к самому себе.
Платон, например, отмечал, что деятельность души есть не пассивное восприятие, а
собственная внутренняя работа, носящая характер беседы с самой собой; размышляя,
душа ничего иного не делает, как разговаривает, спрашивая сама себя, отвечая,
утверждая и отрицая (см.: Платон. Соч.: В 3 т. М., 1970. Т. 2. С. 289).

Формирование самосознания ни в истории человечества, ни в индивидуальном
развитии человека невозможно без социального фактора, без коммуникаций, без
отграничения себя от других людей и в то же время - без соотнесения себя с ними,
с их жизненными позициями, без оценки себя с позиций других людей и общества.
"Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает
относиться к самому себе как к человеку" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.


Таким образом, социальность человека приводит к возникновению в его психическом
мире самосознания. Человек осознает себя не только посредством других людей, но
и через осознание им же создаваемой материальной деятельности. В процессе
самосознания человек вьщеляет себя из окружающего его мира и старается
определить свое отношение к нему. Если сознание позволяет человеку
контролировать свою практическую деятельность, то самосознание держит под
контролем деятельность самого сознания, что качественно меняет и сознание. В
процессе самосознания человек становится личностью и начинает осознавать себя
как личность и как субъекта практической и духовной деятельности.

Итак, самосознание обладает всеми признаками сознания, которые содержатся в
определении сущности сознания, имеющемся в психологической и философской
литературе.

В самосознании, особо выделяется функция самоконтроля, а признак "отражение
внешнего мира", что мы видели, требует своего истолкования в терминах субъектно-
объектных зависимостей, определения "внешнего" по отношению лишь к исходной
духовной активности, в рамках психической реальности человека.

Сознание оказывается не рядоположенным с самосознанием, а включающим в себя
самосознание. Вполне допустимо полагать - и этот взгляд на сознание мы считаем
наиболее обоснованным, - что сознание расчленяемо на предметное сознание,
сознание как переживание и самосознание.

Перейдем теперь к вопросу об источниках сознания. Этот вопрос в течение
длительного времени был и остается предметом анализа философов и
естествоиспытателей. Сложились разные стратегии его
исследования:реалистическая,объективно-идеалистическая, вульгарно-
материалистическая, феноменологическая и др. Натуралистское направление
сосредоточено на выявлении связи сознания с материально-вещественным субстратом
и сводит мышление, сознание к вещественным же изменениям, только иного рода;
(некоторые его представители указывают на подобие процесса мышления выделению
желчи, вырабатываемой печенью; в конечном счете характер мыслей оказывается
определяемым пищей, влияющей через химизм крови на мозг и его работу).
Противоположный этому направлению объективно-идеалистический подход нацеливает
на выяснение структур и компонентов сознания, не зависимых от мозга, но
определяемых некоим духовным фактором (фактически же его представители упираются
в социокультурную доминанту сознания).

Философско-реалистическое направление в понимании источников сознания выделяет
среди множества известных и неизвестных еще науке факторов, обусловливающих
содержание сознания, следующие факторы.

Во-первых, внешний предметный и духовный мир; природные, социальные и духовные
явления отражаются в сознании в виде конкретно-чувственных и понятийных образов.
В самих этих образах, если они, например, отражают какое-нибудь природное
образование или какое-нибудь историческое событие, нет самих этих же предметов
даже в уменьшенном виде, нет ничего вущественно-субстратного от этих предметов;
однако, в сознании имеются их отображения, их копии (или символы), несушие в
себе информацию о них, об их внешней стороне или их сущности. Такого рода
информация является результатом взаимодействия человека с наличной ситуацией,
обеспечивающей его постоянный непосредственный контакт с нею.

Вторым источником сознания является социокультурная среда, общие понятия,
этические, эстетические установки, социальные идеалы, правовые нормы,
накопленные обществом знания; здесь и средства, способы, формы познавательной
деятельности. Часть норм и запретов социокультурного характера транслируется в
индивидуальное сознание, становясь (в качестве "Сверх-Я") частью содержания
этого сознания. Индивидуальное сознание способно подниматься благодаря этому над
непосредственно данной ситуацией на уровень общественного ее осознания и
осмысления. Справедливо говорится, что индивид обладает способностью смотреть на
мир глазами общества.

Третьим источником сознания выступает весь духовный мир индивида, его
собственный уникальный опыт жизни и переживаний: в отсутствии непосредственных
внешних воздействий человек способен переосмысливать свое прошлое,
конструировать свое будущее и т.п.; разные люди по-разному реагируют на музыку,
произведения живописи и т.д., продуцируя специфические переживания и образы. В
динамику отражательного процесса вовлекается, иначе говоря, духовная реальность
самого человека.

Четвертый источник сознания - мозг как макроструктурная природная система,
состоящая из множества нейронов, их связей и обеспечивающая на клеточном (или
клеточно-тканевом) уровне организации материи осуществление общих функций
сознания. Не только условно-рефлекторная деятельность мозга, но и его
биохимическая организация воздействуют на сознание, его состояние. Если
вспомнить натуралистское направление исследования сознания, то нельзя не
признать его правоту в данном отношении: действительно, для голодного человека
или для человека, получающего в течение длительного времени неполноценную пишу,
окружающий его мир может показаться другим, чем человеку с нормальным питанием;
иначе говоря, физиологическое и химико-биологическое состояние мозга есть один
из факторов, воздействующих на характер восприятия мира. Ошибка же сторонников
натуралистского подхода - не в изучении такой зависимости, а в игнорировании ими
специфичности других факторов, воздействующих на сознание и в отстаивании
положения о материальности, вещественности сознания (мышления) во всех возможных
его аспектах. В противоположность им философский реализм утверждает: отношение
мозга и содержания сознания - это не отношение причины и следствия, а отношение
органа, материального субстрата и его функции.

Источником сознания выступает, вероятно, и космическое информационно-смысловое
поле, одним из звеньев которой является сознание индивида. В настоящее время все
больше опытных подтверждений находят гипотезы о волновой квантовомеханической
природе мозга. Исследователи приходят к выводам: "мозг представляет собой
космическую систему, которая берет для своей работы энергию непосредственно из
Вселенной, причем кожа используется как механизм захвата этой энергии"; "мозг
связан с биосферой планеты и, следовательно, со всей Вселенной двумя каналами
связи - энергетическим и информационным" (А. П. Дубров, В. Н. Пушкин.
"Парапсихология и современное естествознание". М., 1990. С. 80, 146). Отсюда
могут проистекать следствия, касающиеся не только участия информации индивида в
общемировом информационном процессе, но и воздействия информации умерших предков
на сознание ныне живущих людей (через сферу бессознательного). Так или иначе, но
развиваемые в этом отношении гипотезы заслуживают внимания с философской точки
зрения.

В заключение отметим, что при формировании актуального содержания сознания все
выделенные источники сознания взаимосвязаны. При этом внешние источники
преломляются через внутренний мир человека; далеко не все, идущее извне
(допустим, от общества), включается в сознание.

Мы приходим к общему выводу, что источником индивидуального сознания являются не
сами по себе идеи (как у объективных идеалистов) и не сам по себе мозг (как у
вульгарных материалистов); источником сознания является реальность (объективная
и субъективная), отражаемая человеком посредством высокоорганизованного
материального субстрата - головного мозга и в системе надличностных форм
общественного сознания.

В западноевропейской философии было введено понятие субъекта познания, которое
оказалось удобным для характеристики знания и познания.

Можно утверждать, что понятие "субъект" конкретизирует понятие "сознание",
соотнося с ним знание, достигаемое сознанием в самых разных его проекциях.
"Субъект" это тоже, что и "сознание", но в то же время это и нечто иное, чем
привычное нам "сознание индивида".

В чем же специфика "субъекта познания"? Общее определение понятия "субъект"
таково: субъект - это источник целенаправленной активности, носитель предметно-
практической деятельности, оценки и познания.

Субъектом является прежде всего индивид. Именно он наделен сознанием,
ощущениями, восприятиями, эмоциями, способностью оперировать образами, самыми
общими абстракциями; он действует в процессе практики как реальная материальная
сила, изменяющая материальные системы. Но субъект - не только индивид; это - и
коллектив, и социальная группа, класс, общество в целом. В субъект на уровне
общества входят различные экспериментальные установки, приборы, компьютеры, и
т.п., но они выступают здесь лишь как части, элементы системы "субъект", а не
сами по себе. На уровне индивида или сообщества ученых те же самые приборы
оказываются лишь средствами, условиями деятельности субъектов. Общество
считается универсальным субъектом в том смысле, что в нем объединены субъекты
всех других уровней, люди всех поколений, что вне общества нет и не может быть
никакого познания и практики. В то же время общество как субъект реализует свои
познавательные возможности лишь через познавательную деятельность индивидуальных
субъектов.

Объект же - это то, что противостоит субъекту, на что направлена предметно-
практическая, оценочная и познавательная деятельность субъекта. В этом плане
кантовская "вещь в себе" не есть объект. Существуют многие материальные системы,
не ставшие еще объектами. Иначе говоря, "объект" и "объективная реальность" - не
совпадающие понятия. Электрон вплоть до конца XIX столетия не был объектом, хотя
бесспорно был частью объективной реальности.

В понятиях "субъект" и "объект" имеется момент относительности: если что-то в
одном отношении выступает как объект, то в другом отношении может быть
субъектом, и наоборот. Компьютер, являясь частью субъекта как общества,
оказывается объектом при его изучении индивидом. Студент А есть субъект познания
и в то же время для студента В он может быть объектом познания. Л.Фейербах
отмечал: для себя "Я" - субъект, а для других - объект; словом, "Я" является и
субъектом и объектом.

Объектом могут выступать не только материальные, но и духовные явления. Сознание
индивида - объект для психолога.

Каждый человек способен делать объектом познания самого себя: свое поведение,
чувства, ощущения, мысли. В этих случаях понятие субъекта как индивидуума
сужается до субъекта как актуального мышления, до "чистого "Я" (из него
исключается телесность человека, его чувства и т.п.); но и в этих случаях
субъект выступает как источник целенаправленной активности.

Таково в основных чертах содержание понятий "субъект" и "объект". Это понятия
различные, но в то же время связанные друг с другом в плане "взаимопереходов".
Грани между ними не абсолютны.

В современной науке грани между объектом и субъектом порой вообще трудноуловимы;
кажется, что субъект и объект сливаются воедино в познании. Пример тому -
ситуация в квантовой механике, сложившаяся в связи с особой ролью прибора в
познании микрообъектов. В классической физике постулировался абсолютный
характер, независимость физических объектов от субъекта и от условий познания,
от приборов. Теперь же субъект и условия познания "вторглись" в сам объект.
Результаты экспериментирования с явлениями атомного масштаба нельзя
истолковывать как дающие информацию о свойствах квантовых объектов "самих по
себе". О них надо говорить как о таких, которые включают описание и квантовых
объектов, и измерительных устройств, взаимодействующих с квантовыми объектами.
Несмотря на все это, физика стремится дать описание самих объектов. Отмечая
данный момент, специалисты в то же время указывают на возможность установить на
теоретическом уровне знания пределы, когда мы можем представлять свойства самих
этих объектов.

Приведенный пример показывает, помимо прочего, важную роль условий познания. Они
имеют место как в естественных, так и в общественных и гуманитарных науках.
Условия познания опосредуют отношения субъекта и объекта; такое опосредование (в
том числе социальными условиями) может ориентировать либо на большую степень
адекватности познания, либо, наоборот, на искажение сущности изучаемого объекта.

"Субъект" и "объект" - парные категории, подобно причине и следствию,
случайности и необходимости и т.д. Если мы выделяем нечто в качестве причины, то
мы тем самым предполагаем существование следствия, и наоборот. Аналогичным
образом субъект всегда предполагает объект, а объект всегда предполагает
субъекта. Тем самым мы с необходимостью приходим к формуле: "Без субъекта нет
объекта", которую в свое время провозглашал еще Авенариус, понимая под объектом
природу, материю. Однако не надо торопиться с выводом, что коррелятивное
использование понятий субъекта и объекта с необходимостью ведет к субъективному
идеализму. Дело в том, что для Авенариуса понятие субъекта тождественно понятию
сознания, а понятие объекта тождественно понятию материи, и отсюда следует, что
материя в своем существовании зависит от сознания.

Под объектом в гносеологии следует понимать не просто любой фрагмент объективной
(или субъективной) реальности, а только такой фрагмент, на который направляется
внимание субъекта, который вовлекается в деятельность субъекта, и становится
предметом теоретической или практической деятельности субъекта. Поскольку
активной стороной в этой деятельности является субъект, он в каком-то смысле и
"порождает объект", или, точнее, превращает предмет в объект своей деятельности.
В той мере, в какой в узкогносеологическом смысле без субъекта нет объекта, или,
вернее, без субъекта немыслим объект, верно и обратное: без объекта нет
субъекта, ибо любая деятельность субъекта всегда предметна. В терминах субъекта
и объекта познание выступает как процесс активного освоения субъектом объекта.
Само возникающее знание является результатом этого процесса. В ходе
практического взаимодействия меняется как объект, так и субъект деятельности;
через эволюцию практической деятельности осуществляется прогресс человека и
общества.

"Субъект" и "объект" как парные категории выражают единство противоположностей.
Разрешение постоянно возникающих противоречий между субъектом и объектом
происходит посредством практического изменения объекта субъектом, посредством
подчинения его сознательной воле человека. Но в ходе их взаимодействия меняются
цели субъекта, которые определяют его волю, и противоречие воспроизводится
вновь.



Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. - 608 с.

сайт www.p-lib.ru

Главная страница =>философия=>оглавление