Главная страница =>философия=>оглавление

§ 2. Антисциентизм (неокантианство, экзистенциализм, персонализм)



Обшим философским источником антисциентистской интерпретации философии, как мы
уже показали в начале данной главы, выступает кризис классической модели
философии и своеобразный разрыв того единства рационально-теоретических и
ценностных компонентов, которое было ее важнейшим признаком. Если сциентизм
базируется на абсолютизации рационально-теоретических компонентов философского
знания, то антисциентизм исходит из того, что важнейшим признаком философии
является ее ценностный характер, абсолютизируют этот аспект философии.

Представители баденской школы неокантианства, такие, например, как В.
Виндельбанд (1848 - 1915), Г. Риккерт (1863 - 1936), развивают
трансцендентально-психологическое истолкование философии Канта, в котором особое
внимание обращается на роль субъекта в процессе познания. В противовес
теоретикам вышеизложенной марбургской школы, они обращают внимание на то, что
познание - это особый феномен, который, несмотря на всю его специфицированность,
нельзя оторвать от культуры, в рамках которой он развивается. Поэтому наука не
является особым доминирующим фактором культуры, а ее методы и принципы не могут
рассматриваться в качестве абсолютного эталона для других форм познавательной
деятельности. Более важными во взаимоотношении объекта и субъекта, по мнению
представителей баденской школы, выступают системы ценностей, на которых основаны
в том числе и гносеологические отношения человека с миром. Человек не может
освободиться от своей изначальной субъективности, которая оказывает влияние на
все богатство его взаимоотношений с миром и другими людьми.

Цель философии не может быть сведена к анализу только научного познания, она
должна исследовать все системы ценностей, которые существуют в человеческой
культуре. Такая установка дает начало, с одной стороны, выяснению специфики
гуманитарного знания и его отличия от естественных и математических наук, а с
другой стороны, импульс для анализа философии прежде всего как формы
вненаучного, и внерационального сознания.

Еще более остро эта проблема решается в различного рода ирраци-оналистических
концепциях типа бергсонианства или "философии жизни" с их ограничением разумного
познания и абсолютизацией значения внерациональных (интуитивных, оценочных)
факторов философского понимания бытия. Именно в этот исторический период
возникает целая серия философских концепций, так или иначе развивающих
антисциентистскую традицию, что характерно для творчества таких мыслителей, как
А. Шопенгауэр (1788 - 1860), С. Кьеркегор (1813 - 1855), Ф. Ницше (1844 - 1900),
В. Дильтей (1833 - 1911), А. Бергсон (1859 - 1941) и др.

Классическим выражением антисциентизма в философии выступает экзистенциализм,
который мы рассмотрим на примере творчества М. Хайдеггера и К. Ясперса.

М. Хайдеггер (1889 - 1976) полемизирует с представителями марбургской школы
неокантианства. Сведение философии к гносеологии, отмечает он, приведет ее к
уподоблению естественным наукам, и прежде всего математике. Марбуржцы неверно
проинтерпретировали Канта, который, выдвигая положение о невозможности
существования метафизики как науки, имел в виду ошибочность трактовки философии
по образцу физики или математики и выдвигал программу ее построения как особой
науки, которая должна заниматься критикой разума, метафизикой природы и
метафизикой нравов.

В этом плане, отмечает М. Хайдеггер, кенигсбергский мыслитель оказался гораздо
глубже его ближайших интерпретаторов. У него метафизика и философия - это не
одно и то же, поэтому выводы относительно метафизики не распространяются на всю
философию в целом. Связано это с тем, что область философского мышления
принципиально отлична от научного. Во-первых, философия есть рефлексия (т.е.
особое применение разума) к анализу самих наук, основанная на выявлении их
гносеологических предпосылок и ограниченности. Уже в этом смысле философия
является своеобразной метанаукой по отношению к другим, так как затрагивает
вопросы предпосылок научного знания в целом. Во-вторых, философия хотя и
опирается на знания, но не должна к ним сводиться. В противном случае мы получим
"циклопическую ученость" (Кант) и не более.

Хайдеггер отмечает, что неокантианцы попытались рассмотреть Канта лишь как
гносеолога. Однако даже в этой области он далеко выходит за рамки чистой
гносеологии. Обосновывая возможность знания, Кант осуществляет это с более
широких философских позиций, фактически давая этому онтологическое обоснование.
"Введением проблемы трансценденции на место метафизики ставится не "теория
познания", а онтология, рассмотренная в ее внутренней возможности" (Heidegger M.
Kant und das Problem der Metaphysik. Franxfurt a. M., 1973. S. 17).

Далее Хайдеггер дает иррационалистическую интерпретацию, пожалуй, самой
рациональной части философии Канта, усматривая сущность философии в особом
философском созерцании, которое является предпосылкой мышления. С помощью
cозерцания философ должен уловить особенности мира, то есть сделать их предметом
своего внутреннего размышления. Роль рассудка, говорит мыслитель, здесь,
конечно, очень высока, но он не может быть оторван и от чувственности, так как и
то и другое являются проявлением "сущностного единства", занимая внутри его лишь
разные иерерахические уровни (Heidegger M. Kant und das Problem der Metaphysik.
Frankfurt a. M., 1973. S. 33). Именно Кант, считает Хайдеггер, расчистил место
для современной философии, в качестве которой и выступает экзистенциальная
метафизика.

Наука (научное познание), безусловно, является одной из форм постижения бытия,
отмечает он, но наука выражает собой лишь ограниченное, по сравнению с
философией, знание, так как она не касается бытия в целом. Наука не может
претендовать на "чистое" описание мира уже потому, что она, как и любая
конструктивная деятельность разума, базируется на определенных ценностях и
представляет собой прежде всего особую мировоззренческую ориентацию. В основе
этой ориентации лежит очень сильная (и никак не обосновываемая) предпосылка о
полном постижении мира с помощью частно-научных методик. Но ни о какой полноте
постижения бытия здесь и речи быть не может, так как оно всегда предметно
ограничено. Таким образом, наука - лишь одно из средств упорядочивания
(конструирования, интерпретации) мира с позиции "опредмечивания сущего", т. е.
накладывание на любой исследуемый объект системы упорядочивания, характерной для
данной конкретной науки. В результате возникает нечто, которое вовсе не является
выражением сущности явления как такового. Именно для того, чтобы исследовать
состояния бытия, были развиты методы наук, но они не приспособлены к тому, чтобы
исследовать бытие этого сущего.

Хайдеггер отмечает, что в философии существует область, связанная с разработкой
общей онтологической картины мира, которая лежит в основе частных наук, является
наукой сама по себе. Науки описывают как бы локальные картины мира по сравнению
с общефилософским представлением его в целом. Полная картина может быть
представлена лишь в философии.

В поздних работах Хайдеггер под воздействием негативных последствий научно-
технического прогресса занимает еще более жесткую позицию по отношению к
научному познанию, отходя от поисков того общего, что есть между философией и
наукой, проводя резкую дивергенцию между ними, утверждая, что наука все более
отчуждается от философии и культуры. Он характеризует науку как "вычисляющее
мышление", которое является принципиально односторонним, основанным на узких и
прагматичных задачах. Сущность многих областей знания и феноменов
жизнедеятельности людей (история, искусство, поэзия, язык, Бог) не поддается
жесткому опредмечиванию и поэтому недоступна науке. Именно в этом плане можно
сказать, что наука вообще не мыслит. "От науки в мышление нет мостов, возможен
лишь прыжок. А он переносит нас не только на другую сторону, но и в другую
истинность" (Heidegger M. Was heiBt Denken? Tubingen, 1954. S. 57).

Попытки науки претендовать на всестороннее исследование, а это одна из целей
науки, реализующиеся в ее экстремизме как желании сделать своим объектом все что
угодно, на самом деле представляют собой лишь суммативную всесторонность,
достигаемую за счет накопления количества исследуемых явлений, которое не
позволяет раскрыть в процессе познания сущностную всесторонность бытия. Именно
установка познать "что угодно и насколько угодно" и достижение действительной
беспредельности в ее реализации выдают ограниченность науки, не позволяющую ей
познать бытие как таковое. Бытие средствами науки познать нельзя, им лишь можно
овладеть с помощью философии, которая и представляет собой истинное мышление.
Философия мыслит о смысле, который делает вещь именно таковой, какая она есть.
Истина бытия не связана с ее практическим использованием, как это осуществляется
в науках. Цель наук - овладение миром, но не понимание смысла. Философия не
стремится овладеть бытием, а направлена на постижение его смыслов.

Антисциентистская позиция характерна и для другого немецкого философа Карла
Ясперса (1883 - 1969).

Исходя из того, что и наука, и философия как формы сознания основаны на
определенных ценностных системах, философ утверждает, что они несовместимы.
"Философское мышление по своему смыслу радикально отличается от научного"
(Jaspers К. Philosophische Autobi-ographie//К. Jaspers. Stuttgart, 1957. S. 27 -

философии установка на обязательное достижение истины отступает на второй план.
Именно поэтому философия принципиально не должна строиться по образцу каких-либо
наук, являясь совершенно иным способом постижения бытия. Примером последнего
служит тот факт, пишет Ясперс, что логическое доказательство, признающееся
сциентистски настроенными мыслителями своеобразным эталоном доказательства,
оказывается недостаточным в философии. Более того, те формы рассуждения, которые
в логике считаются ошибочными, а именно "противоречия, круг, тавтология...
выступают как признаки различия между философским и научным мышлением". Если в
науках мышление является лишь средством овладения знаниями и с их помощью
предметным миром, то философия есть мышление в чистом виде - самомышление,
которое реализуется через внутреннюю деятельность человека.

Философия не ставит перед собой задачу предметного овладения миром. Она ближе
стоит к искусству. Философ создает уникальные произведения, являющиеся
результатом его собственного творчества. Соответственно философия - глубоко
непрактичная форма духовного освоения бытия. "Если науки в своих областях
получили убедительно достоверные и общепризнанные знания, то философия не
добилась этого, несмотря на свои старания в течение тысячелетий" (Jaspers К.
Einfuhrung in die Philosophic. Miinchen, 1971. S. 9). Таким образом, в философии
отсутствует критерий общезначимости результатов, так как в ней нет единой
системы методов. Поэтому наука развивается линейно-прогрессивно, постоянно
накапливая знания о предметной области. Последняя по времени научная теория
одновременно выступает и как наиболее истинная. В философии данная
направленность и линейность отсутствуют. Философа могут интересовать проблемы,
поставленные тысячи лет назад.- Устремленность науки в будущее порождает такую
ее особенность, как нацеленность на абсолютное познание мира. Это центральная
ценностная установка ученых. Философы же, начиная с Сократа, ставили эту
возможность под сомнение, выдвигая для этого весомые аргументы. Сциентистская
мировоззренческая установка является важной предпосылкой научной деятельности,
однако нельзя ее распространять на познание бытия в целом. Претензии науки
беспредельны, там, где философ задумывается, ученый осуществляет. Последующая
оценка этого действия, однако, может оказаться весьма негативной как со стороны
самой науки, так и общества, вынужденного потом преодолевать "работу, сделанную
за дьявола". В результате, занимая в каком-то смысле лидирующее положение в
рамках общечеловеческой культуры, беря на себя несвойственные ей функции по
выработке жизненных ориентиров для человека и человечества, наука в конечном
счете "не может дать никаких целей для жизни. Она не выставляет ни одной
общезначимой ценности" (Jaspers К. Existenzphi-losophie. Berlin, 1956. S. 8).

Таким образом, философия не имеет целью познать нечто как конечное, то есть
окончательно и навсегда. В философии более важной выступает цель личной
удостоверенности в проблеме, в той или иной ситуации, в личном желании человека
поразмышлять над ней. Наука всегда направлена на предмет. Это ее стихия, и ей
нет здесь равных. Стихия философии - это бытие и место человека в нем, и здесь
наука бессильна. Это не значит, что необходимо отказаться от наук, нет, более
того, философия должна опираться на них, но всегда осознавая их принципиальную
ограниченность. Философия нацелена на поиск и реализуется как всегда
незавершенный процесс. Особенностью философии является также и отсутствие
необходимости доказывать свою правоту для другого. Если науки борются за истину,
то философия открывается лишь тому, кто этого хочет сам, она безразлична к числу
ее слушающих и понимающих, будь в качестве таковых один или миллионы людей.

Люди могут оказаться в особых ситуациях, где они в наибольшей степени
проявляются как личности, в ситуациях, из которых мы не можем выйти, изменить
которые мы не в силах. Это этап преодоления "пограничных ситуаций", наиболее
важный для самосознания человека. Осознание их является главным источником
философии, пишет К. Ясперс. В обыденной жизни человек "забывает", например, что
он смертен и что его жизнь конечна, что он может быть виновным и нести
внутреннюю ответственность за свои поступки. Человек легко выходит из перипетий
обыденной жизни, отбрасывая такого рода размышления в сторону. Лишь в
пограничной ситуации, когда вопрос его существования ставится в наиболее
радикальной форме, человек становится самим собой, вынужден прямо выбирать между
добром и злом, жизнью и смертью, верой и разумом и т.д. Наука же - это
своеобразная попытка людей обезопасить себя перед необходимостью отвечать на
подобного рода вопросы за счет освоения предметного мира, овладения им.

Возникает вопрос, а для чего тогда существует философия, ведь с ее
рационалистической установкой она не может дать надежду подобно вере. Философия,
отвечает на этот вопрос Ясперс, является преодолением мира, аналогом спасения.
Это интеллектуальное спасение, спасение внутри размышлений, внутри рефлексии над
предельными основаниями бытия. Философия - это аналог веры, но на
интеллектуальном уровне, некий синтез веры и убеждения. Вера дает надежду,
философия - осознание ее, выступая в виде концептуального коммуникационного
каркаса веры. Это высший этап трансцендентной философии.

В русле классического антисциентизма решается проблема специфики философии в
современном персонализме. Его представители также исходят из противопоставления
рациональному подходу к постижению мира иррационализма, рассматривая его как
реакцию "на недостатки определенной формы рациональности". Лишь новое понимание
рациональности и ее синтез с верой составляют сущность философии в
персоналистском понимании. Поэтому "персонализм есть не что иное, как
рациональная вера" (Lacroix J. Le personalisme comme anti-ideologie. Paris,


Соответственно с таких позиций философия противопоставляется науке как нечто
нерациональное рациональному, а философское мышление - научному. "Наука есть
утверждение или отрицание, философия есть вопрошание". (Lacroix J. La
philosophic: sa nature et son enseignement//La pensce. 1980. № 213 - 214. P.
50). Поскольку философия принципиально расходится с научным познанием, она не
может претендовать на какое-либо отражение действительности и не связана с
поиском объективной истины. Философия вообще не нацелена на результат, а в силу
этого и своей непрактичности, связанной с удаленностью от реального мира,
философия не может ничего создать в предметном мире. Она не овладевает истиной,
не познает мир, а является внутренним творчеством субъекта.

Философию нельзя строить как строгую рациональную систему, тем более по образу
какой-либо науки, как чаше всего это происходит, так как в этом случае все ее
богатство сводится к узким критериям выбранной науки. Она противостоит науке,
как категория субъективного противостоит категории объективного. Однако,
оговаривается Лакруа, субъективность в философии - это не психофизиологическая
субъективность, а некая универсальная субъективность, когда субъект в результате
личной рефлексии познает универсальные закономерности бытия. Субъективен сам
метод, но не то, что получается в его результате. Философия не познает, но
знает.

Один из любимых тезисов, так или иначе варьируемый в антисциентизме, связан с
утверждением о том, что философия - это не теория, а особый мыслительный
процесс. Современный немецкий философ И. Шмуккер-Гартман, развивая данный тезис,
строит своеобразную философскую концепцию, которую он обозначает как "дидактика
философии".

Тезисы, из которых он исходит, нам уже знакомы. Философия и наука - это
антиподы. Наука - это теория. Философия - размышления. Поэтому науку мы можем
усвоить путем определенной методики, связанной с запоминанием. В философии все
обстоит по-другому. Способность к философии присутствует в каждом человеке, и
обучение философии поэтому есть умение раскрыть ее в конкретной личности. В этом
заключается талант философа как наставника. Было бы желательно, пишет он, вообще
отказаться от употребления термина "философия", так как в этом случае чаще всего
под ней понимается признание какой-то одной концепции в качестве эталонной.

Философию надо понимать именно как "дидактику философии", в которой на первый
план выступает сам процесс обучения и самообучения особой культуре мышления.
Причем исходным пунктом обучения философии должно стать осознание человеком того
факта, что он является особой частью бытия, его элементом. Человека необходимо
научить ориентироваться в мире, показав ему, что общепринятая ориентация (на
уровне обыденного сознания) является во многом лишь случайной. Человек к ней,
конечно, не безразличен, так как она также связана с осознанием бытия, но бытия
на самых его примитивных уровнях, тогда как философское мышление приводит к
познанию наиболее сложных структур.

Понимание слитности человека с бытием позволяет осознать тот факт, что наука
направлена на разрыв этого единства мира и человека, ввергая его самого и
сообщества людей, реализующиеся в современных государствах, в царство
антигуманности и борьбы с природой. Наука, делает вывод Шмуккер-Гартман,
основанная на вере в рациональное, разрушает мир, а философия ведет к
надрациональному постижению бытия, сливая познание, сознание и веру в единую
гармонию.



Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. - 608 с.

сайт www.p-lib.ru

Главная страница =>философия=>оглавление